23 ноября в 15.00 в ауд. Е-834 кафедра математических методов и информационных технологий в управлении проведет научный семинар «Математика. Управление. Культура»

24 ноября в 10.45 в ауд. Г-802 в рамках серии научных семинаров кафедры финансового менеджмента при участии представителей ДРПА ПАО «Сбербанк» состоится семинар, посвященный управлению проектами по урегулированию корпоративной задолженности и эффективным техникам проведения переговоров

27 ноября в 14.00 в ауд. Е-834 состоится заседание Ученого совета ФГУ

1 декабря в 16.30 в ауд. Е-740 кафедра стратегического планирования и экономической политики организует круглый стол с участием профессора, генерального секретаря Института политических, экономических и социальных исследований (Рим) Марко Риччери

1-2 декабря 2017 года на ФГУ состоится VII Международная научно-практическая конференция «Модели государственного и корпоративного управления: традиции и перспективы». Регистрация продолжается до 27 ноября

7–10 декабря 2017 г. пройдет III Всероссийский форум молодых управленцев «Ответственное поколение»

Объявляется начало приема заявок на выделение средств (академических надбавок) для осуществления коллективных исследований

Центр дистанционного обучения ФГУ внедрил в эксплуатацию систему онлайн-трансляций

Продолжается набор слушателей на подготовительные курсы для школьников
9, 10 и 11 классов на 2017–2018 учебный год

Размещена информация о межфакультетских учебных курсах, которые преподаватели ФГУ прочитают в осеннем семестре 2017-2018 учебного года








Информация

Вячеслав Никонов: Ещё одной революции Россия не переживёт

7 ноября 2017 года, в день столетнего юбилея Октябрьской революции, в московском пресс-центре МИА «Россия сегодня» состоялась презентация Вячеслава Никонова «Октябрь 1917»

Книга известного историка, главы Комитета Государственной Думы по образованию и науке, председателя правления фонда «Русский мир» В. Никонова «Октябрь 1917» вышла в издательстве «Эксмо» и тематически продолжает книгу «Крушение России. 1917», посвящённую событиям Февральской революции.

«В течение нескольких месяцев на развалинах великой евразийской державы, находившейся под властью династии Романовых, возникло государство Советов, которым руководила партия большевиков», — обрисовал Вячеслав Никонов масштаб произошедшего.

Он напомнил, что обе революции 1917 года и последовавшую Гражданскую войну современными историками принято в последнее время объединять в один исторический акт — Великую русскую революцию. Никонов согласен с такой интерпретацией, но добавляет: в этом событии не было ничего великого, кроме трагедии страны и её народа. «Это была одна из самых драматических страниц отечественной истории»,  уверен историк. «Русская революция оказалась национальным банкротством и мировым позором», — привёл он слова Петра Струве, написанные в 1918 году.

    

Об этом говорят прежде всего последствия тех событий. «За пять лет Великой революции экономика была отброшена на полстолетия назад. Страна понесла огромные территориальные потери в результате проигранной мировой войны. Последовавшая Гражданская война унесла 8 миллионов жизней. Погибла или была вынуждена покинуть страну значительная часть её интеллектуальной, творческой, военной, предпринимательской элиты», — рассказал Вячеслав Никонов.

По мнению историка, главная революция произошла всё же в феврале 1917 года. «Именно тогда потерпела крушение многовековая российская государственность, существовавшая в форме Российской империи Романовых. Было много празднеств по поводу свержения проклятого царизма. Пришедшее к власти правительство либеральной мечты сняло все ограничения гражданских прав, гарантировало свободу собраний и создания общественных организаций, отменило смертную казнь, разрешило неограниченное местное самоуправление», — объясняет он свою позицию. 

Рассуждая о причинах тех событий, историк затронул очень важный вопрос: были ли у революции объективные причины? По его мнению, не было. Отвечая на один из последовавших вопросов, Вячеслав Никонов пояснил, что не верит в существование объективных сил истории. «Мы с вами были свидетелями многих революции: Арабской весны, украинского Майдана, Революции роз в Грузии, двух революций в Киргизии… — напомнил Вячеслав Никонов. — И у каждой этой революции есть имя и фамилия. Кто-то их всегда готовит. Не было в истории случаев, когда массы сами бы поднялись и сокрушили власть». Историк уверен: «Массы как движущая сила истории  большой миф». Рукотворна была и Февральская революция — её осуществила группа элиты, при этом представители этой группы, уверен Никонов, «не очень понимали природу власти той страны, которой они собирались управлять».

Роль личностей в тех событиях, по мнению историка, огромна. Он уверен: Октябрьской революции, скорее всего, не случилось бы, если бы не было Ленина и Троцкого во главе партии большевиков. Ленин обладал мощнейшей волей к власти, считает Никонов, которая превосходила волю всех его оппонентов.

В то же время Октябрьская революция стала результатом нежизнеспособности и «фантастических провалов Временного правительства», практически никто из членов которого не обладал ни малейшим опытом управления государством.

    

Временное правительство не только не озаботилось тем, чтобы придать легитимность своему управлению, оно предложило воюющей страной с очень сильными традициями централизованного управления крайнюю форму политического либерализма. «В политическом плане в 1917 году Россия стала  и это признавал даже Ленин  самой свободной в мире», — напомнил Никонов.

Временное правительство «действуя в здравом уме и твердой памяти, самостоятельно ликвидировало весь государственный аппарат России, оставив потом большевиков с их идеей слома старой государственной машины практически без работы. Причём следует подчеркнуть, что программа разрушения администрации и правоохранительных структур осуществлялась вовсе не под давлением Советов. Это и была программа российского либерализма, претворённая в жизнь», — уверен историк. Временным правительством была практически полностью уничтожена правоохранительная система, открыты двери тюрем, в воюющей стране упразднены разведка и контрразведка. Власть перешла к народным дружинам и земствам с крайне малым опытом управления, на местах возникло многовластие. Немедленно оживились национальные движения. «Страна пошла в разнос», — констатировал Вячеслав Никонов.

То же самое произошло и с армией, в которой приказ № 1 Совета фактически уничтожил дисциплину, хотя ещё в начале 1917 года, считает историк, русская армия была самой мощной военной силой из когда-либо существовавших.

Не было у Временного правительства и экономической программы, считает Вячеслав Никонов. На заводах царил хаос, в воюющей стране вводится 8-часовой рабочий день, больше половины технических специалистов были изгнаны с производства самими рабочими «за ненадобностью», зарплаты поднялись кратно. Аграрная реформа свелась к экспроприации помещичьих земель, к осени 1917 года переросшей в крестьянскую «вандею». Правительство, не в силах собирать налоги, прибегло к помощи печатного станка. В результате к осени 1917 года покупательная способность рубля упала до дореволюционных 6–8 копеек. В стране начался голод.

«В настоящее время Россией управляет какая-то несбыточная мечта, невежество и демагогия», — этими словами известного российского промышленника Павла Рябушинского Никонов охарактеризовал политику Временного правительства.

«Революция перевернула все классы традиционного российского социума, взорвала нравственные и духовные столпы общества, вывернула на поверхность глубинные пласты народного бессознательного с его бунтарским и анархическим началом. Страна оказалась во власти взбудораженного революцией народа, который почувствовал неограниченную свободу, понимаемую как отказ от самоограничения, и уставшего от войны», — резюмировал Вячеслав Никонов. Он назвал Великую русскую революцию «Революцией семечек», шелухой которых были буквально усеяны тогдашние русские города, — именно этот зримый символ общественной анархии чаще всего фигурирует в воспоминаниях очевидцев.

Объясняя причины успеха большевиков, Никонов полагает, что именно они дали наибольшую надежду. Рабочим они обещали заводы, солдатам — немедленный мир, крестьянам — землю. Это было созвучно общественным настроениям. Людям была безразлична идеология, большинству нужны мир, земля, элементарный порядок. Неслучайно во многих воспоминаниях читается одна и та же мысль: пусть к власти придёт кто угодно, только не Керенский, не Временное правительство.

Историк подчеркнул, что революция — это плод усилий конкретных личностей. «Октябрьскую революцию невозможно объяснить без Ленина и той самой организации революционеров, с помощью которой еще в 1902 году он собирался  перевернуть Россию.  Фактор Ленина был огромным. Он обладал мощнейшей волей к власти, которая превосходила волю всех его оппонентов. Под стать вождю была и его партия», — отметил Никонов.

«Дай нам бог, чтобы Революции стали достоянием только историков, ибо ещё одной революции страна не переживёт», — заключил Вячеслав Никонов.

    

    

Пресс-служба Комитета Госдумы по образованию и науке
Фото: Андрей Семашко

07.11.2017
© ФГУ МГУ 2017
119992, Москва, Ломоносовский проспект, д. 27, корпус 4; Тел.:+7(495) 939-53-38