С 1 по 6 июня 2020 г. МГУ имени М.В.Ломоносова проведет Неделю карьеры (Ярмарку вакансий) в дистанционной форме.

31 мая 2020 г. ФГУ примет участие в Дне открытых дверей для иностранных абитуриентов

Опубликован 79-й номер «Государственное управление. Электронный вестник»

V Международная студен­ческая конференция «Проблемы современного мира и пути их решения»













Новости

Вячеслав Никонов: Геополитика и антропология коронавируса. 42 последствия для человечества

Онлайн-лекция председателя комитета Госдумы по образованию и науке, декана факультета государственного управления МГУ, председателя правления фонда «Русский мир» Вячеслава Никонова, прочитанная 14 мая 2020 года на экспертной площадке МГУ.

В период пандемии если не у всех, то у очень многих, появилось больше времени на размышления.

Все без исключения следят за новостями, думают о происходящем, о том, что будет. Я тоже этим занят. Действительно, самое время задуматься о себе, о человеческом сообществе, о будущем.

Зачем интересоваться будущим? Да хотя бы затем, что именно там нам всем придется жить.

Как замечал Уинстон Черчилль, каждый настоящий политик должен предвидеть, что произойдет через неделю, месяц, год, десятилетие, а потом должен уметь объяснить, почему всего этого не произошло.

Лучше  прогнозировать то, что случится к концу века, а еще лучше – тысячелетия. Никто из современников не сможет проверить, но зато имеешь все шансы прослыть большим провидцем. Краткосрочные прогнозы делают только люди, не дорожащие собственной репутацией.  Но поскольку я сам гораздо лучше, чем моя репутация, то порой пытаюсь предугадывать вещи, в которых не очень уверен.

Прошлое и настоящее, фундаментальная неизменность человеческой природы и базовых стереотипов сознания, представление о тех, кто принимает судьбоносные для мира решения, дают некие намеки о предстоящих переменах.

В условиях стремительных и драматических изменений предсказания особенно трудны.

Но многие перемены уже произошли или происходят. Кроме того, Анна Андреевна Ахматова была права, когда писала: «Будущее, как известно, бросает свою тень задолго до того, как войти».

В  историческом материализме одним из базовых понятий были «движущие силы истории». Сегодня, полагаю, нет сомнений, что главные движущие силы истории – «черные лебеди». События непредсказуемые и не предсказанные. Кто-то год назад предсказал нынешнюю пандемию? Нет, конечно.

Но автор понятия «черный лебедь» - Нассим Талеб – еще в своей одноименной нашумевшей книге назвал среди тех «черных лебедей», которые могут изменить мир, эпидемию.   

Общее место всех современных рассуждений: в результате пандемии мир стал другим.

Но насколько другим он стал? И стал ли мир другим?

1. На мой взгляд, пандемия не сломала старый мир, она даже не сломала повестку старого мира. Она выступила катализатором тех процессов, которые  уже шли, ускорила их и сделала более явными.

Вирус - как землетрясение, он разрушил нестойкие конструкции, даже те, чей фасад выглядел вполне  привлекательно.

Геополитические последствия

2. Мировая система становится более фрагментированной.

Казалось бы, ничто так не сплачивает народы и государства, как общий враг. Стал ли такой очевидный вызов, как коронавирус, этим общим врагом? Нет, хотя часто говорят об обратном.

Ведь сразу встал вопрос: как мы будет бороться с глобальным вызовом – совместными усилиями мирового сообщества или каждый за себя? Ответ однозначный – каждый за себя. Национальные эгоизмы оказались сильнее. Саммит «двадцатки», прошедший в разгар пандемии, не принял ни одного конкретного решения

3. Деглобализация. Пандемия ускорила уже шедшие процессы возвращения в собственную государственную скорлупу.

Глобализация понималась как процесс свободного транснационального перемещения денег, товаров, услуг, рабочей силы. Антиглобализационные меры - протекционизм, санкции, валютное манипулирование, ограничение миграции, поддержка собственного товаропроизводителя и т.д., все то, что имело тенденцию к усилению до эпидемии, сейчас расцвело  пышным цветом.

4. Растущая несостоятельность наднациональных структур. Международные организации проявили полную неспособность действовать в критической ситуации.

В ООН провалены все проекты предложенных Россией резолюций и не принято ни одной реальной меры или хотя бы рекомендации. Даже запланированный саммит учредителей Организации Объединенных Наций вряд ли способен вывести ООН из ее летаргического состояния.

Всемирную организацию здравоохранения не ругал только ленивый, и польза от нее действительно не слишком заметна. США – крупнейший донор ВОЗ – вообще прекратили финансирование организации.

Где были в период пандемии Бреттон-Вудские институты – Международный валютный фонд, Всемирный банк? Может я что-то упустил, но я не слышал, чтобы они хоть кому-то сильно помогли.

Всемирная торговая организация вообще хранила полное молчание на фоне нарушения ее базовых правил свободы торговли всеми без исключения.

5. Дальнейшее проседание сверхдержавного статуса Соединенных Штатов.

Все мы с детства помним, наверное, игру в «Царя горы». Так вот, США – чемпион мира по этой игре. В этом суть американской модели развития после Второй мировой войны.

В основе американской политики – отстаивание места на самом верху всемирной пищевой цепочки путем предотвращения подъема альтернативного центра силы, способного бросить вызов глобальному доминированию США (как СССР раньше и Китай или Россия сейчас),  или просто неподконтрольных Соединенным  Штатам центров силы (как Ирак Саддама Хусейна, Ливия Муаммара Каддафи, Сирия, Иран, Северная Корея, Венесуэла, Куба).

Для борьбы с альтернативными центрами силы используются любые средства – экономические, политические, военные, информационные, имиджевые. Полагаю, все факторы американской силы – как жесткой, так и мягкой – в результате пандемии ослабнут.

Притягательность американской модели сильно померкла. Американское лидерство под большим вопросом на фоне тех картинок из Америки, которые сильно отличаются от голливудских стереотипов. Переполненные больницы. Самая высокая смертность от Covid-19 в мире. Десятки разлагающихся трупов в грузовиках и прицепах. Зашкаливающая смертность среди неимущих и афроамериканцев, не имеющих медицинской страховки.

Очень сильный удар по экономике. Оценки падения в первом квартале – до 5%  ВВП, во втором -  есть оценки, что до 45%. Во многом это связано со структурой ВВП, где три четверти приходится на потребление домохозяйств. Это потребление резко сжалось, количество безработных только за апрель выросло на 20 млн человек – с 4 до 14%. Способность домохозяйств обслуживать кредиты (а Америка вся живет в долг) под большим вопросом.

Выяснилось, что США почти ничего не производят. И не способны  произвести даже защитные маски, а вынуждены на взлетной полосе за наличные  перекупать в Китае грузы с медицинскими материалами и оборудованием, направлявшиеся в другие страны, даже союзные Америке.

Предвыборный период только усилил политический раздрай, общественно-политическая поляризация достигла немыслимых размеров. Начался парад суверенитетов штатов, которые еще отчетливее разделились на красные и синие – республиканские и демократические. Президентские выборы только обостряют взаимные обвинения.

У США сохраняются возможности создать большие проблемы любой стране. Но Америка как пример… В чем?

6. Кризисные процессы в Европейском Союзе как интеграционном объединении.

Отношения внутри ЕС становятся все более напряженными. Просьбы стран Юга Европы – Италии, Испании – о помощи были блокированы Германией и Нидерландами.

По прогнозам, экономические последствия кризиса будут наиболее тяжелыми для Европы. Это плохо, потому что,  несмотря на все санкции, страны ЕС – наши основные торговые партнеры.

Единой антиэпидемической политики у Евросоюза не получилось. Более того,  выяснилось, что в ряде стран (например, в Италии) вообще нет эпидемиологической службы. Шенген уже не действует, многие границы закрыты.

Евросоюз как организация на глазах теряет субъектность. От Брюсселя мало что зависит. Отношения России с ЕС в целом, которых и так почти нет, будут все больше эволюционировать в сторону отношений с отдельными странами Евросоюза.

7. Проседание Запада в целом. Западные страны оказались среди лидеров – по заражениям, смертям, неэффективности профилактических мер.

Лидерство в условиях кризиса это то, насколько правительство адекватно понимает ситуацию в собственной стране и действует в этой ситуации. Кризис лидерства налицо – все лидеры большой семерки во время пандемии почти никак себя не проявляют.

Подъем национальных эгоизмов, закрытие границ, неадекватность системы здравоохранения, ограничение свобод для борьбы с вирусом размывают образ Запада как носителя неких черт общества будущего, которому остальные должны подражать. Это очень серьезный удар по убедительности западной идейной модели.

Проседание Запада – вещь крайне опасная. Даже не столько потому, что утянет вниз всю мировую экономику. А потому что Запад, прежде всего США, начнет еще более яростно бороться за сохранение своей позиции на верху пищевой цепочки, используя любые средства. 

8. Век Азии наступит раньше, чем многие думали, если уже не наступил. Перетекание силы и влияния на Восток только ускорится.

Сегодня уже ясно, что азиатские страны справляются с пандемией куда более эффективно, чем европейские.

В последние годы больше половины всего прироста мировой экономики приходилось на две страны – Китай и Индию, а больше трети на одну – Китай.

Полагаю, эта доля заметно увеличится, когда экономический рост возобновится. В Азии это уже произошло. 

9. Нет шанса на то, что Соединенные Штаты тихо уйдут с горы. Американская вера в собственную исключительность никуда не делась.

Борьба за сохранение глобальной гегемонии потребует от них  увеличения  и  без того раздутых военных расходов. Но кризис породит проблему ограниченности или нехватки ресурсов для борьбы за доминирование, причем чем дальше, тем больше. США захотят ускорить жесткое разрешение конфликтов, пока процесс относительного, если не абсолютного, ослабления могущества Америки не зашел слишком далеко.

10. Главный конфликт современности теперь очевиден – схватка Америки с Китаем.

В советское время принято было искать и называть главное противоречие эпохи. Главное геостратегическое противоречие пройдет между Китаем и США.

КНР еще в 2014 году стала крупнейшей в мире экономикой по ППС и продолжала расти темпами более 7% в год. КНР на верху пищевой цепочки – та опция, которая американцев абсолютно не устраивает.

В США очень быстро оформился внутриполитический антикитайский консенсус – на уровне обеих партий и общественного мнения.

В Америке уже не скрывают откровенно враждебного отношения к Китаю.

Всплыла тема недобитых в начале 1990-х коммунистов. Множество сожалений о том, что холодную войну завершили раньше времени, отпраздновав только крушение СССР и соцлагеря, но не коммунизма как такового.

Именно на Китай Соединенные Штаты возлагают ответственность за пандемию и намерены заставить его заплатить. Причем  ясно, что речь пойдет о многотриллионных суммах в долларах. В американские суды уже поступили иски от американских штатов о взыскании ущерба с КНР. Догадайтесь с трех раз, кто эти суды выиграет? 

11. Китай примет вызов и выглядит более сильной стороной.

Стратегическая культура Китая не трактует стратегию как конфронтацию и игру с нулевой суммой. И он не ставит цели глобальной гегемонии.

Но Китаю не удастся избежать конфронтации, если американцы ее навяжут. А они обязательно навяжут.

Китай платить не будет и вызов примет.

Китай выглядит как более сильная сторона. У него более жизнестойкая экономика, демографический дивиденд. Похоже, КНР уже в этом или следующем квартале выйдет на положительную динамику в экономике.

Пекин слабее в компоненте стратегических наступательных вооружений, но до них дело вряд ли дойдет. Впрочем, тема китайско-американской войны – не торговой, а настоящей - активно обсуждается в средствах массовой информации. Трамп уже заявил, что вызванная Китаем пандемия – хуже Перл-Харбора. После Перл-Харбора было объявление войны Японии. А если пандемия еще хуже, то что можно ждать от Америки?

12. Трансатлантическая солидарность оказалась под вопросом. Не гарантировано, что США в борьбе за сохранение гегемонии заручатся поддержкой всех союзников.

Один из ключевых вопросов – будущее западного альянса.

Захотят ли США тянуть за собой Европу?

Если тянуть, то ясно – куда, к конфронтации с Китаем и Россией.

Захочет ли Европа, чтобы ее тянули и именно в эту сторону?

Захочет ли ЕС быть в одной упряжке со слабеющей и агрессивной Америкой?

Про НАТО в период пандемии ничего не слышно, кроме того, что отменены самые крупные в истории учения на наших границах.

Пока налицо эрозия трансатлантических связей, которую постараются вылечить традиционными сильными лекарствами – русофобией и китаефобией. Генсек НАТО Столтенберг похвалил чешские власти за снос памятника маршалу Коневу.
Антироссийская истерия в связи с 75-летием Победы зашкаливает, но, уверяю вас, она была бы куда сильнее, если бы мы праздновали по полной программе.

Нет сомнений, что американцы будут искать коалицию желающих сразиться с Китаем. «Пять глаз» заявили о себе, обвинив Китай в том, что он долго скрывал ранние источники по коронавирусу. И пока просматриваются именно страны «пятерки», они же англосаксы,  – США, Великобритания, Канада, Австралия, Новая Зеландия.

Но даже в этом альянсе будут проблемы. Для каждой из этих стран Китай – главный торговый партнер. А смысл австралийской экономики всегда заключался в экспорте сырья, в последние десятилетия – в Китай.

13. Пандемия относительно ослабит Россию. Велика угроза сильной экономической рецессии.

В развитии эпидемии мы пошли скорее по европейскому пути, чем по азиатскому, хотя и с неким опозданием, что дало нам запас времени.

Но экономика получила серьезный удар из-за катастрофического падения цены на нефть.

Треть российских предприятий зафиксировали за апрель падение выручки более чем на 50%, только 6% - увеличение выручки. Наибольшие потери понесли автомобилестроение, аэропорты, туризм, недвижимость, промышленное производство, розница, транспорт, логистика.

Безработица будет высокой и затронет самые массовые в России профессии – водитель, продавец и охранник. Транспорт - в кризисе, как и торговля, а возможности содержать охранные структуры у частного сектора сократятся (хотя потребность, скорее всего, возрастет из-за роста преступности).

Потребуются большие средства для поддержки безработных, семей с падающими доходами, серьезные государственные вливания, которые правительство и ЦБ до сих пор никогда не делали. Преимущество России в том, что у нас, в отличие от большинства других стран, пока есть деньги.

14. Российско-американские отношения будут ухудшаться.

Стремление США и Запада усидеть наверху будет стимулировать политику подавления альтернативных центров силы, одним из которых, безусловно, является Россия.

Отношения с США будут ухудшаться на фоне заявлений ряда американских лидеров, что с Москвой надо сблизиться, чтобы вбить клин в российско-китайские отношения.

Цитирую статью из далеко не самого русофобского «Нэшнл интерест»: «Кремль использует пандемию в своей политической войне против Запада…  Это ядовитая смесь из пропаганды, кампаний, дезинформации, кибератак, подрывной деятельности, экономического давления, разжигания военной истерии и прочих мер на грани военного конфликта».

Под День Победы провели учения американской стратегической авиации: два бомбардировщика поднялись с аэродрома в Южной Дакоте и «отбомбились» по Эстонии. Американо-английский флот в эти же предпраздничные и праздничные дни проводил учения в Баренцевом море. 

15. Контроль над вооружениями, который некогда выступал основой стратегической стабильности,  уходит в историю.

Возрастающая агрессивность США и нацеленность на конфронтацию с Китаем не оставляют шанса для российско-американских договоренностей по контролю над вооружениями. Майк Помпео сказал 5 мая 2020 года: «Мы не будем рисковать арсеналом стратегического сдерживания, мы должны обязательно модернизировать его».

Заявления о готовности продолжить переговоры о контроле над вооружениями, но с непременным условием подключения к ним Китая, ведут в никуда, так как Пекин не собирается договариваться об ограничении своего стратегического арсенала, который в разы меньше американского или российского.

И почему, если и подключать Пекин, остаются в стороне другие ядерные державы  -  с сопоставимым с китайским ядерным арсеналом?

В ходе недавних телефонных переговоров Путина с Трампом и Лаврова с Помпео выяснилось, что США не намерены продлевать действие Договора СНВ-3.

16. Актуализировалась проблема биологической войны и бактериологического оружия. Даже если конкретный вирус имеет естественное происхождение, это не значит, что не создаются еще более опасные инфекционные агенты.

Мы не знаем, над чем работают даже в тех многочисленных биолабораториях в странах бывшего СССР, которые содержатся на деньги американского министерства обороны.

Создание системы контроля над биологическим оружием стало актуальнейшей задачей мирового сообщества.

17. Экономически ослабленную Украину будут еще дешевле поддерживать как антироссийский проект.

Украина по-прежнему будет нужна Западу исключительно как источник проблем для России. Увидим падающий интерес к защите интересов Киева со стороны Европы. Со стороны США интерес будет не спадающий,   в случае победы Джозефа Байдена на выборах в 2020 году – растущий.

18. Российско-китайские отношения, скорее, укрепятся. Американская стратегия двойного сдерживания – России и Китая  - никуда не делась, напротив, стала проводиться более последовательно. Нас посадили в одну лодку, на мой взгляд, крайне опрометчиво. Двойного сдерживания не выдержит сама Америка.

В нашей стране американские обвинения в адрес КНР воспринимаются как жлобство и стремление осложнить развитие Китая.

Помимо того, если мы и сможем сохранить, а в перспективе и нарастить свой экспорт, так это в Китай. Кстати, лучше иметь торговым партнером растущий центр силы, как Китай,  чем стагнирующий, как Евросоюз.

19. Повышенная активность США будет ощущаться во всех регионах, которые представляют для них первоочередной стратегический интерес.

Ближний Восток, безусловно, один из них.

Здесь нефть, здесь Израиль, здесь массированное американское военное присутствие. Отсюда угрозы США в адрес Ирана. Отсюда агрессивность на земле в Сирии, появление блокпостов там, где они не должны были быть.

20. Необъяснимый феномен: Южная Азия, Африка лучше справляются с коронавирусом.

В начале пандемии били тревогу в отношении того, что развивающиеся страны, особенно беднейшие в Африке южнее Сахары, переживут настоящую катастрофу. Там ведь с медициной совсем плохо: в Южном Судане больше вице-президентов, чем аппаратов ИВЛ. Вице-президентов – 5, а аппаратов – 4 на всю страну.

Но ничего катастрофического там не произошло.

Может просто меньше тестов? Может быть.

Может нет статистики смертности? Может быть.

Но пока у нас нет никаких картинок об ужасах в связи с коронавирусом в африканских странах, хотя почти у всех жителей есть мобильные телефоны.

Похоже, есть основания говорить о большей резистентности обществ к инфекции. То ли теплый климат, то ли тот факт, что там люди переболели всеми возможными инфекциями, прививались от других заболеваний, и у них повышенный иммунитет

Непосредственный ущерб для африканского континента незначителен, что может повысить роль Африки в мировой табели о рангах.

Но и для развивающихся стран ущерб от пандемии окажется колоссальным, и связан он будет с падением их экспортного потенциала из-за отсутствия спроса на сырьевые товары со стороны развитых экономик.

Политические последствия

21. Укрепление государств  и государственности.

Сколько было написано в предыдущие годы, что государства – уходящие натуры, уступающие свое место транснациональным корпорациям и институтам общественной организации. Что Вестфальская система национальных государств уходит в прошлое.

Ну и где эти ТНК и НКО? Благотворительность и волонтерство – хороши, но явно недостаточны. Системы, ориентированные только на прибыль, в условиях пандемии не в состоянии обеспечить общественное благо. Огромные транснациональные корпорации расщедрились, в лучшем случае, только на покупку масок для отдельных больниц.

Только государство оказалось способно на крупные противоэпидемические мероприятия.

Наиболее успешно с кризисом справились страны с очень сильными и организованными государственными институтами, которые были способны жестко провести противоэпидемические меры: Китай, Южная Корея, Вьетнам. Запад продемонстрировал относительную слабость и неэффективность государственных институтов.

И меры принимались именно на уровне отдельных национальных государств и правительств.

Возрастает значимость государственного суверенитета и суверенность государств. Многократно осмеянное, особенно на Западе, понятие национальных интересов не только вновь обретает право на существование. Как мы видим, страны руководствуются приоритетом собственных национальных интересов, а не неких общечеловеческих ценностей.

Государства с так называемым либеральным устройством оказались гораздо менее устойчивыми.

Разочарование в демократии и волна популизма предсказываются многими. Поскольку я не вполне уверен, что конкретно понимают разные авторы под «демократией» и «популизмом», воздержусь от прогноза – проблема требует специального анализа.

Скажу только, что противоэпидемические меры по определению антидемократичны сами по себе.

22. Дипломатия ушла в онлайн и частично там и останется.

Дипломатия онлайн позволяет проводить больше встреч – заочно. Позволяет министрам иностранных дел высыпаться, избавляя от жизни в самолетах. Но уходит живое общение, а главное – конфиденциальность.

23. Международное право и просто правила приличия придется забыть.

Ценник в 15 млн долларов за информацию о Мадуро, выставленный США, символ новых правил и новой морали. За этим последовало вторжение колумбийских и американских спецназовцев, очень напомнившее американскую операцию в Заливе Свиней.

Претензии Трампа на монопольное обладание Луной и создание  консорциума из союзников США для разработки там полезных ископаемых – из того же ряда.

Не говоря уже о требованиях к Китаю заплатить за эпидемию.

24. Мир постправды уже наступил. Информационные войны только усилятся.

Присуждение самой престижной журналистской Пулитцеровской премии газете «Нью-Йорк таймс» за нескончаемый сериал фейковых статей о России и Путине – очень наглядный пример.

Грань между экспертами, дилетантами и профессиональными дезинформаторами стремительно стирается.

В основе западного мышления всегда лежал комплекс превосходства: мы лучше, богаче, умнее, цивилизованнее всех, а потому имеем естественное право указывать другим, куда им идти. Здесь идейный фундамент колониализма, расизма, нацизма, либерального интервенционизма или гуманитарных интервенций.

Комплекс превосходства у одних предполагает наличие комплекса неполноценности у других, у тех, кого носители «высшего разума» вели в только им известное светлое будущее. Спесь сбита, но не слишком. Стереотипы западного мышления, как мы уже видим, не претерпевают изменений.

Опять в ходу дихотомия:  демократические (хорошие) – авторитарные (плохие), и раньше-то не имевшая ничего общего с реальностью.

Те же враги – Китай, Россия, Иран, Северная Корея. Только их враждебность, в западном восприятии, еще больше выросла. Россию обвиняют во всех смертных грехах даже за то, что она оказывала помощь другим странам в борьбе с коронавирусом.

Комплекс собственного превосходства на Западе подвергся лишь легкой (или тяжелой?) эрозии. Но вот комплекс неполноценности у остальных начал стремительно исчезать.

Экономические последствия

25. Следствием пандемии станет глубокий экономический кризис.

Нуриеэль Рубини, который прославился тем, что точно предсказал финансово-экономический кризис 2007-2009 годов, сейчас предсказывает «Очень великую депрессию». Я склонен с ним согласиться.

Человечество в целом заметно обеднеет.

26. Дефициты бюджетов в результате экстренных противоэпидемических мер начинают зашкаливать (Россия пока не в счет). Государственные инвестиции для восстановительного роста потом могут оказаться недоступны.

Долги частного сектора станут все более неподъемными, что приведет к большому количеству дефолтов и банкротств. Весь мир ждет массовое разорение малых и средних предприятий.

Пандемия заставит государства закачивать все больше средств в сферу здравоохранения. Для людей это может быть и не плохо, но для экономики есть опасность недофинансирования других секторов или роста государственного долга.

27. Серьезные структурные изменения произойдут в экономике.

Очевидно, что произойдет перекачка финансов в сектор цифровой экономики. Одним из последствий этого станет усиливающееся неравенство, потому что цифровая экономика дает работу очень небольшому кругу людей.

Нас ждет относительное увеличение значимости реального сектора экономики и цифровых технологий за счет рынка сферы услуг. Это даст преимущество странам с производящей экономикой, что опять же плохо для Запада, который уже давно мало что производит.

Осмеиваемая еще недавно промышленная политика будет возвращаться, причем и в западные страны тоже. Как и политика поддержки отечественного товаропроизводителя, которую Трамп начал еще раньше.

Резко просели - и надолго - многие отрасли экономики, еще недавно казавшиеся очень перспективными, – транспорт, туризм, торговля, ресторанный бизнес. Транспортные перевозки еще не скоро вернутся к прежним объемам, если вообще вернутся. Туристическая индустрия вряд ли восстановится в каком-либо обозримом будущем. Проседание сектора ритейла офлайн при росте ритейла онлайн (падение продаж одежды на 90% в Москве, половина магазинов одежды не откроется после пандемии).

28. Дефляционная ловушка.

Рост государственных дефицитов и безудержная эмиссия на Западе приведут, считают многие,  к инфляционным последствиям.

Другие (тот же Рубини) считают,  что существует еще большая угроза дефляции в связи с накоплением огромных товарных запасов и наличия большого количества избыточных производственных мощностей.

29. Очевиден удар по консьюмеризму, безудержному потреблению, люди начнут экономить деньги, что в принципе плохо для экономики из-за снижения спроса.

Это будет рынок потребителя в большей степени, чем производителя.

30. Мы вступаем в эпоху дешевого сырья – просто потому, что вся мировая экономика сожмется и спрос упадет на все, а значит,  и спрос на энергию.

Это даст преимущество странам, производящим промышленную продукцию (тому же Китаю), и будет серьезным ударом для стран с сырьевой экономикой  (большинство развивающихся стран, Россия, Канада, Австралия, монархии Персидского залива).

31. Общий экономический спад снизит нагрузку на окружающую среду.

Сбудется мечта Греты Тунберг: уменьшится антропогенная нагрузка на окружающую среду. Человечество будет меньше производить, меньше есть, медленнее увеличивать свою численность.

Социальные последствия

32. Хорошо организованные и сплоченные общества проявили себя гораздо лучше, чем атомизированные.

Но следствием пандемии станет растущая атомизация общества, которая будет иметь разные проявления.

Общество станет более интровертным, более закрытым, более «масочным». Это будет куда более цифровой мир, чем прежде.

Возможно, это сдержит размах протестного потенциала, который будет нарастать из-за экономических проблем.

33. Пандемия подтолкнет субурбанизацию – бегство людей из перенаселенных городов ближе к чистому воздуху.

Города-муравейники - порождение и родовой признак промышленной революции – получат серьезный удар от коронавируса.

В России есть куда дезурбанизироваться и субурбанизироваться.

34. Образование и наука будут все больше уходить в онлайн.

Спрос на дистанционные формы обучения вырос на длительную перспективу. 

К этому будут подталкивать и спрос – стремление к изоляции, и предложение – почти все преподаватели, хотели они того или нет, освоили дистанционные методы обучения.

Как бы коронавирус не запустил процесс отмирания традиционных университетов в пользу дистанционного образования. Ничто не заменит общения преподавателя со студентом, но, уверен, традиционным университетам придется самим активнее развивать дистанционные формы.

Ситуация пандемии, подорвав возможность общения ученых на конференциях, способствует созданию международных профессиональных онлайн-сообществ. Так, ученые из разных стран вместе работают над лекарствами и вакцинами, минуя правительства.

35. Коронавирус с нами надолго. И он опасен сам по себе.

Смертоносность Covid-19 сопоставима со смертоносностью чумы. Современная медицина вылечивает 90-95% случаев чумы, но она по праву считается смертельно опасной.

Очень важно извлечь опыт из первых месяцев пандемии. Лучший результат показали страны, которые проводили жесткие карантинные меры в эпицентре эпидемии.

Китайцы жестко закрыли Ухань. Людям было запрещено покидать дома. Магазины закрыты, весь транспорт остановлен. Специально обученные и экипированные люди приносят продукты на дом. У каждого QR-код, все перемещения строго контролируются, покидание дома жестко наказывается. Китай справился за полтора месяца.

Там, где этого не делалось, – получили вспышку. В России – средний путь, и мы  по количеству зараженных сильно обошли Китай  - с населением в 9 раз больше, чем у нас.

36. Пандемия уже дала новый толчок для исследований в области медицины, биологии и фармакологии.

Выявились неадекватность противоэпидемической ситуации в глобальном масштабе, даже в календаре прививок, недостаточный уровень экспертизы в современной вирусологии (сколько экспертов, столько и мнений). Долгое время западные видные эксперты утверждали, что коронавирус не слишком  опасен, потому что от него умирает меньше людей, чем от инфаркта или гриппа. При этом статическую оценку накладывали на динамическую ситуацию.

Началась гонка за вакциной и лекарствами от коронавируса. Победитель получит большой моральный и материальный выигрыш. 

Российский Минздрав обещает дать вакцину в конце июля. Если это получится, разработчикам надо будет поставить памятник.

37. Национализм окажется на подъеме.

Антиэмигрантские настроения, безусловно, усилятся.

Но при этом можно ожидать роста реэмиграции. Очень многие вспомнили, что у них есть Родина. Начался массовый переезд в страну людей, которые годами жили за рубежом. И вдруг поняли, что там им никто не поможет.

Это уже подтолкнуло реэмиграцию. Правда, и эпидемию тоже, так как многие приезжали уже зараженными.

38. Усилившаяся бедность породит всплеск преступности. Пока это сдерживается  мерами самоизоляции, в условиях которых растут только квартирные кражи там, где хозяева бегут за город.

39. Последствия пандемии – плохая новость для демографии.  Демография состоит из трех параметров: рождаемость, смертность, миграция.

Сексуальность скорее снижается – четверть опрошенных в одном из исследований заявило о резком снижении либидо. При этом, правда, отмечалось эмоциональное сближение супругов. Желание ходить на сторону, очевидно, сократилось, как, собственно, и возможность. Но, похоже, и желание заводить новых детей уменьшилось.

Сама по себе болезнь дала всплеск смертности. В Москве в апреле -  на 15% по сравнению с апрелем 2019 года. Здесь, безусловно, и смертность от Covid-19, и от его последствий – таких, как всплеск алкоголизма.

О миграционном приросте населения тоже придется забыть.

Демографические последствия я оценил бы как однозначно негативные.

40. Мир, общество будут меняться все более стремительно. Людям необходимо будет догонять перемены.

Юваль Ной Харари, весьма любопытный современный израильский мыслитель, справедливо замечал: «Если кто-нибудь описывает вам мир середины XXI века и это описание похоже на научную фантастику, то оно, скорее всего, неверное. Но если это описание не похоже на научную фантастику – оно точно неверное. Мы не в состоянии предвидеть конкретные детали, но единственное, что не вызывает сомнений, – это перемены».

Люди в принципе боятся перемен. Новая обстановка потребует недюжинной гибкости мышления. Оригинальность будет превращаться в новую нормальность. Необходимо будет постоянно обновлять самого себя.

Новый мир создаст очевидный запрос на большую эмоциональную стабильность и стрессоустойчивость каждого человека.

Отсюда возрастет спрос на самые разные методики самосовершенствования, самоконтроля. Может быть, даже запрос на здоровый образ жизни.

41. Пандемия породит дискуссии  о системе человеческих ценностей – теме в последние годы не самой модной или обсуждавшийся исключительно в контексте ценностей демократии и прав человека. Не имею ничего против демократии и прав человека.

Но, на мой взгляд, сейчас всем ясно, что основная ценность – жизнь и безопасность человека.

На повестке дня, как бы идеалистично это ни прозвучало, выработка новой гуманистической философии.

42. Пока мы в начале пандемии с точки зрения оценки ее последствий и самих последствий.

Мы не знаем,  сколько времени понадобится для создания вакцин и лекарств. Мы не знаем, как будет мутировать вирус,  возникнет ли иммунитет на него.

Еще не так много безработных, голодных.

И мы не знаем, каких еще «черных лебедей» нам ожидать.

Одно очевидно: пандемия не сделала мир лучше. Он стал хуже. 

А потому приготовиться надо к худшему.

Два с половиной тысячелетия назад Питтак – один из семи древнегреческих мудрецов, выборный правитель города Митилены– замечал: «Дело умных – предвидеть беду, пока она не пришла, дело храбрых – управляться с бедой, когда она случилась».

За дело!

15.05.2020
© ФГУ МГУ 2020
119992, Москва, Ломоносовский проспект, д. 27, корпус 4; Тел.:+7(495) 939-53-38