С 18 по 20 сентября в Дальневосточном федеральном округе пройдет обучающий семинар «Реализация государственной национальной политики в субъектах Российской Федерации»

Приказом декана факультета государственного управления В.А. Никонова №131-06/162 от 04 сентября 2019 г. сформирована рабочая группа по развитию и продвижению факультета

Опубликован список межфакультетских курсов (МФК), которые преподаватели ФГУ прочитают в осеннем семестре 2019-2020 учебного года

Продолжается набор на подготовительные курсы на 2019/2020 учебный год








Новости

Круглый стол «Революция, насилие и армия»

12 декабря на факультете государственного управления МГУ имени М.В. Ломоносова в рамках программы научных мероприятий «От 17 октября к октябрю 17-го» прошел круглый стол «Революция, насилие и армия», посвящённый роли армии в Русской революции 1905–1907 годов.

Вели круглый стол заместитель декана факультета государственного управления, кандидат исторических наук Олег Рудольфович Айрапетов, заведующий кафедрой политической истории ФГУ, доктор исторических наук, профессор Александр Валентинович Сидоров.

В качестве предварительных вопросов для обсуждения на круглом столе были сформулированы следующие:

-     Все ли административные ресурсы использовала власть в целях предотвращения вспышек насилия?
-     Как удалось минимизировать террор?
-     Почему провалились попытки восстаний в армии и на флоте?
-     Чем отличалась армия образца 1905–1907 годов от армии образца 1917 года?

В выступлениях участники круглого стола вышли далеко за рамки поставленных вопросов.

В своем вступительном слове А.В. Сидоров соотнес проблематику круглого стола с общей методологической проблемой соотношения закономерности и случайности в социальных процессах вообще и в эскалации насилия в ходе революционных процессов в частности.

Владимир Прохорович Булдаков, доктор исторических наук, главный научный сотрудник ИРИ РАН, предложил рассмотреть вопрос о роли армии в революционном процессе, в первую очередь, вопрос о поведении находящихся в крайне сложных психологических условиях людей, в чьи обязанности входит использование легитимного насилия. Для понимания этого состояния может быть применена концепция управляемого хаоса и методов микроистории. В революции 1917 года решающей была роль запасных батальонов гвардейских полков. Анализ их социального состава, настроений, а также психологии рядовых и офицеров может дать сравнительно полную картину психологического сдвига в армии 1917 года. Российское социальное пространство в 1917 году было эмоционально перегружено. Фактор эмоциональной и психологической перегрузки сыграл в революции огромную роль.

Сергей Александрович Степанов, доктор исторических наук, профессор кафедры политических наук РУДН, обратил внимание собравшихся на то, что в революции армия часто действует вместе с толпой. Но далеко не всегда толпа, к которой присоединяется армия, революционна. В революционных событиях 1905–1997 годов и в 1917 году армия зачастую присоединялась к националистически настроенной толпе, военные участвовали в погромах.

Олег Рудольфович Айрапетов отметил, что применение войск в ходе развития революционных событий, а также поведение отдельных частей во многом было обусловлено низким уровнем полицейского контроля в России по сравнению со странами Европы.

Денис Юрьевич Козлов, кандидат исторических наук, заместитель начальника Института военной истории Военной академии Генерального штаба ВС РФ, вице-президент Российской ассоциации историков Первой мировой войны, в развитие этого сюжета заметил, что в Российской империи применение вооруженных сил страны против внутреннего врага было законодательно закреплено. Это было предусмотрено системой подготовки и воспитания командного и рядового состава. Таким образом, вооруженные силы компенсировали слабость полицейских структур перед лицом нарастающего революционного движения. В то же время именно отказ армии от карательных функций резко ускорил революционный процесс и сделал его необратимым. Особую роль в этих событиях сыграл флот. Результаты последних исследований показывают, что флот в первой мировой войне был столь же крестьянским, как и пехота, но при этом отношения во флоте были более сословными, архаичными, и степень жесткости сословных перегородок между офицерами и матросами была сильнее. Отсюда большая жестокость матросов по отношению к офицерам в момент перехода флота на сторону революции.

Эту тему продолжил главный редактор издательства «Алгоритм» Александр Иванович Колпакиди, указавший, что состав черноморского и балтийского флота формировался из разных источников, но их поведение в революции было близким по своим проявлениям: убийства офицеров, большая роль матросов в формировании красногвардейских отрядов.

Максим Михайлович Шевченко, кандидат исторических наук, доцент кафедры истории России XIX — начала XX века исторического факультета МГУ, сопоставляя роль армии в 1905 и 1917 годах, отметил, что в 1905–1907 годах правительство могло противопоставить революции кадровую армию, а в 1917 году эта армия сменила состав, находилась на грани морального разложения. Армия психологически не была готова к карательной функции, которая ей предписывалась властью. Для подавления беспорядков необходимо специально готовить воинские части, проводить учения, отрабатывать методы и навыки взаимодействия войск в условиях народных волнений. Ничего этого в России начала ХХ века не проводилось. Армия воспринимала функцию борьбы с «внутренним врагом» неоднозначно в 1905–1907 годах, а в 1917 году большинство солдат запасных батальонов, отчасти комплектуемых из бывших дезертиров, не были готовы ни к участию в боях, ни к подавлению народных восстаний.

Ярослав Викторович Леонтьев, доктор исторических наук, профессор кафедры политической истории ФГУ, ведущий специалист Центра документальных публикаций РГАСПИ, предложил рассмотреть другой аспект проблемы: действенность революционной пропаганды в военных частях. Активность политических партий в этом направлении была одним из главных условий успешности революционного насилия, к которому присоединились воинские части.

Дмитрий Иванович Рублев, кандидат исторических наук, доцент кафедры истории Московского государственного университета природообустройства, обратил внимание присутствующих на то, что в революции 1905–1907 годов в составе армии и флота были лица, причастные к революционным организациям конца XIX — начала ХХ веков, начиная с Военной организации Народной воли. Изучение роли активных участников революционного подполья в пропагандистской деятельности в армии, а также в их участие в прямых выступлениях воинских частей на стороне революции — одна из важных сторон обозначенной проблематики.

Вадим Валерьевич Дамье, доктор исторических наук, профессор НИУ ВШЭ, ведущий научный сотрудник ИВИ РАН, обозначил еще один поворот темы. По его мнению, применение методов компаративистики позволяет увидеть значительное число общих черт в том, какую роль играл военный флот в революционном движении, разных стран в XVIII–XX веках. Если же говорить об армии в целом, то она была одним из главных институтов систематического насилия со стороны государства по отношению к населению. Образ врага много десятилетий формировался в народе по отношению к армии. Но был и образ внутреннего врага, формируемый в армии. Разрушение этих образов — встречный процесс, итогом которого становится присоединение значительной части армии к народу. Можно выделить два фактора, обуславливающих переход армии на сторону революции: а) глубокое и стойкое недовольство внутри армии тем, как обстоят дела в стране, на фронте и в воинских частях; б) успехи пропагандистской работы со стороны революционных партий.

Андрей Владиславович Ганин, кандидат исторических наук, редактор отдела военной истории журнала «Родина», старший научный сотрудник Института славяноведения РАН, в качестве темы своего выступления обозначил отношение российского офицерства к политическим процессам начала ХХ века. По его мнению, основная масса офицерства была аполитична и пассивна. В период с 1905 по 1917 год офицерство мало продвинулось в осознании и понимании политических процессов в стране. И одним из результатов культивируемого в армии аполитизма стало то, что армия стала одной из первых жертв революции.

Павел Михайлович Кудюкин, заместитель директора ИГСО, доцент НИУ ВШЭ, отметил, что если государство прибегает к насилию, то это свидетельствует о слабости государства. В отношениях вооружённых сил к революции можно увидеть одну закономерность. Армия, не испытывающая колебаний, справляется с революционными выступлениями быстро и малыми силами, что показали события 1905–1907 годов, в частности действия частей А.Н. Меллер-Закомельского. Колеблющаяся армия с неустойчивыми настроениями солдат и офицеров — возможность для успешного развития революции.

В заключительном слове О.Р. Айрапетов подвел итоги состоявшегося круглого стола и обозначил перспективы продолжения программы научных мероприятий «От 17 октября к октябрю 17-го» в 2014 году.

К.А. Соловьев,
доктор исторических наук,
 профессор кафедры политической истории

17.12.2013
© ФГУ МГУ 2019
119992, Москва, Ломоносовский проспект, д. 27, корпус 4; Тел.:+7(495) 939-53-38