Приказом декана факультета государственного управления В.А. Никонова №131-06/162 от 04 сентября 2019 г. сформирована рабочая группа по развитию и продвижению факультета

Опубликован список межфакультетских курсов (МФК), которые преподаватели ФГУ прочитают в осеннем семестре 2019-2020 учебного года

Продолжается набор на подготовительные курсы на 2019/2020 учебный год

Опубликован пофамильный список допущенных до вступительных экзаменов в аспирантуру с оценками за рефераты








Новости

Круглый стол «Революция и парламентаризм»

17 октября на факультете государственного управления круглым столом по теме «Революция и парламентаризм» была открыта  серия научных мероприятий цикла «Россия от 17 октября к октябрю 17-го».

В числе участников круглого стола были преподаватели, сотрудники и аспиранты факультета государственного управления и исторического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова, кафедры истории Московского государственного университета природообустройства, Центра документальных публикаций РГАСПИ, фонда «Центр стратегических разработок»

Открыл круглый стол заместитель декана ФГУ Олег Рудольфович Айрапетов. В своем вступительном слове он рассказал о программе готовящихся научных мероприятий по общей теме «Мир, война и революции», связанной со столетним юбилеем целого ряда судьбоносных для истории России событий начала ХХ века. Центральное событие этого ряда революция 1917 года, а первая тема, выбранная для обсуждения – начало российского парламентаризма, отправная точка в развитии которого – Манифест 17 октября 1905 г.

Д.филос.н., профессор, зам. гл. редактора журнала «Государственное управление» Юрий Юрьевич Петрунин, приветствуя участников круглого стола, сообщил о заинтересованности редакции журнала в публикации материалов, содержащих анализ социально-политических процессов в истории России и управленческих решений по реализации политических задач российского государства.

Вели круглый стол к.и.н., зам. декана по научной работе ФГУ О.Р. Айрапетов и д.и.н., профессор, зав. кафедрой политической истории ФГУ Александр Валентинович Сидоров. А.В. Сидоров, взяв слово, обратил внимание присутствующих на символику 1913 года, последнего года мирного существования Российской империи, года, в котором отмечалось 300-летие династии Романовых. Обозначив тенденцию к «зеркальному» отражению событий в начале и конце ХХ века, профессор Сидоров предложил в качестве одной из тем для обсуждения противоборство двух подходов к решению социальных проблем в России начала ХХ века – парламентаризма и революционизма.

Д.и.н., профессор кафедры истории России XIX века – начала XX века исторического факультета МГУ Дмитрий Александрович Андреев обозначил свое выступление как поиск новых подходов к анализу российской правящей элиты, как той «среды», в которой вызревала «идея русской эмансипации». Выступающий предложил использовать понятие «латентный конституционализм» русской бюрократии. Идентификация этого феномена сложна. Необходимы новая методология работы с имеющимися в распоряжении историков источниками и стремление освободиться как от старых, так и новейших штампов.

Д.и.н., профессор, зав кафедрой регионального и местного управления ФГУ Владимир Григорьевич Кошкидько обозначил проблему восприятия Манифеста 17 октября как конституционного акта, в то время как в реальности он был не более чем декларацией, обозначающей намерения высшей власти по преодолению политического кризиса в стране. Правовые акты, регламентирующие работу российского парламента, по мнению большинства лидеров общественного мнения той эпохи, полностью разошлись с духом Манифеста. Несовпадение ожиданий и реальной политики власти стало одним из главных мотивов обостряющегося противостояния власти и общества.

К.и.н., доцент кафедры истории России XIX – начала ХХ вв. истфака Федор Александрович Гайда посвятил свое выступление анализу радикальной части российского либерализма, мыслящей себя частью освободительного движения  и тяготеющего к ревоюционаризму, что в значительной степени расходилось с тенденцией к умеренности, парламентаризму и выражению интересов среднего класса, свойственной либерализму большинства развитых европейских стран. Позиция радикальных либералов фактически была сформулирована еще в период издания журнала «Освобождение» (1902–1905). Журнал ориентировался на опыт герценовского «Колокола». Издание пыталось сплотить всех противников самодержавия, оправдывало террор как неизбежное в российских условиях явление, полностью порывало с умеренными либералами («славянофилами»); с началом русско-японской войны в журнале победила линия продолжения политической борьбы в военный период. Уже в период революции радикальные либералы сформировали Конституционно-демократическую партию (Партию Народной свободы), двойное название которой было прямой отсылкой к социалистической традиции (социал-демократы, Народная воля). Кадеты мыслили себя не левым крылом либерального направления, а правым крылом освободительного движения. «Друзей справа» у них не было. Партия критически отнеслась к Манифесту 17 октября, считая его недостаточной уступкой, и к кабинету Витте, которого считали сугубо техническим и призванным сложить власть к ногам народных избранников. Предвыборная кампания кадетов, организованная по современному типу, развивалась на фоне революционно-террористической активности, которую кадеты воспринимали вполне позитивно.

Д.и.н., доцент кафедры истории Российского государства Александр Юрьевич Полунов предложил предложить дискуссию вопросом о том, почему в России не было умеренных либеральных сил. В ответ Ф.А. Гайда указал на то, что с начала правления Александра III правительство закрыло возможность для умеренных либералов сотрудничать с властью, и отказ от сотрудничества стал нравственным императивом для каждого, кто стремился к прогрессу России. О.Р. Айрапетов, соглашаясь с общим содержанием этого ответа, отметил, что правительство Александра III претерпело изменения как в кадровом составе, так и своих политических ориентирах, и предложил в качестве водораздела в отношениях между властью и либералами считать начало 1890-х гг.

Продолжая дискуссию о возможности сотрудничества власти и общества д.и.н., доцент кафедры регионального и местного управления ФГУ Сергей Владимирович Пронкин указал, что свою роль сыграли личные качества некоторых политиков, их амбиции. Но главное – сам характер возникшей в 1906 г. модели государственной власти, которую можно классифицировать как дуалистическую монархию. Недостатки ее известны истории – это неустойчивая, переходная модель, сталкивающая две независимые власти – народное представительство и монархию, которые имели различную легитимность. В центре этого конфликта неизбежно оказывается проблема контроля над правительством. Хотя были и личные политические ошибки, но не только лидеров умеренной оппозиции, но и власти, Николая II.

Директор по экономической политике фонда «Центр стратегических разработок»,  к.э.н. Кирилл Владимирович Янков предложил в характеристике российского парламентаризма видеть «три судьбы»: «контролируемый парламент», существование «относительно самостоятельного» существования парламента и «разгон» парламента. Остановившись на «судьбе», обозначенной как «разгон», выступающий отметил, что эта «судьба» повторялась в России трижды: в 1907, 1918 и 1993 гг.

К.и.н., доцент кафедры политической истории ФГУ Сергей Иванович Семакин обратил внимание участников круглого стола на то, что для понимания социально-политических тенденций в истории России важно сопоставление этих тенденций с тем, что определяли аналогичные процессы в зарубежных странах, особенно в тех, которые в разные периоды своей истории пережили масштабные революции.

Д.и.н., профессор кафедры политической истории ФГУ Константин Анатольевич Соловьев представил результаты семантического анализа текста Высочайших Манифестов  конца XIX – нач. ХХ веков. По его мнению, текст Манифеста 17 октября 1905 г. представляет собой попытку перехода от архаичных представлений о государственной власти к современной (для времени выхода Манифеста) концепции «суверенитета народа».

К.и.н., доцент кафедры истории Московского государственного университета природообустройства Дмитрий Иванович Рублев отметил, что создание первого в истории России парламента привело к появлению левой внепарламентской оппозиции. Тактика бойкота  выборов в Государственную думу в конце 1905–1906 гг. получила широкое распространение среди левых сил. Антипарламентские настроения были связаны и с интеллигентофобскими настроениями, весьма распространенными среди анархистов. Устремление части социалистов к демократизации политического строя, борьбе в рамках парламента воспринималось как стремление интеллигентов к реализации собственных карьерных устремлений. Эти политические силы, за редким исключением в лице отдельных представителей, последовательно сохраняли антипарламентскую позицию вплоть до разгона Учредительного собрания в 1918 г.). Для наиболее влиятельных сил левого толка бойкотистская позиция была обусловлена соображениями тактического характера. Единственным легитимным органом власти в программах ПСР и РСДРП считалось Учредительное собрание, избираемое на принципах всеобщего, равного избирательного права, но не Государственная дума, «дарованная» императором.

Д.и.н., доцент кафедры политической истории МГУ, ведущий специалист Центра документальных публикаций РГАСПИ Ярослав Викторович Леонтьев, обратил внимание на такое явление как самоорганизация «улицы», которая привела к масштабным столкновениям манифестантов под красными знаменами и под национальными и имперскими флагами. Самоорганизация привела к возникновению отрядов рабочих и студенческих дружин самообороны («красные сотни»), отрядов еврейской самообороны. Одну из наиболее боеспособных дружин в Шуе возглавил Михаил Фрунзе. Во время столкновений был тяжело ранен организатор боевых дружин рабочих в Ярославле Николай Подвойский. Сормовским дружинникам удалось предотвратить попытки погромов в Нижнем Новгороде и окрестностях. Порой происходила смычка с криминальными элементами. Лишь немногие госуправленцы пытались оказать противодействие погромной волне. Среди них оказался саратовский губернатор Петр Столыпин, распорядившийся стрелять по толпе громил, устроивших еврейский погром, прекратившийся после жесткого вмешательства вернувшегося из отпуска губернатора 21 октября. В то же время эскалация насилия еще только набирала обороты и вскоре вылилась в ряд восстаний от Севастополя до Владивостока

К.и.н., доцент, зам. зав. кафедрой истории общественных движений и политических партий России исторического факультета МГУ Алексей Викторович Гусев предложил гипотезу, в соответствии с которой, история российского парламентаризма находится в прямой связи с историей российской модернизации. По его мнению, парламентаризм в России – следствие революционного, а не эволюционного процесса, а незавершенность революции, привела к незавершенности процесса становления парламентаризма. С этой точки зрения Государственную думу следует рассматривать не столько как законодательный орган, сколько как инструмент воздействия на общественное мнение.

В короткой общественной реплике О.Р. Айрапетов отметил, что история многих стран, переживших революцию, не позволяет устанавливать прямую зависимость между революционным процессом и процессом становлением парламентаризма.

К.А. Соловьев,
профессор кафедры политической истории

 Посмотреть фотографии

28.10.2013
© ФГУ МГУ 2019
119992, Москва, Ломоносовский проспект, д. 27, корпус 4; Тел.:+7(495) 939-53-38